Обладатели нагрудного знака университета

Станислав Михайлович Чернов

Кандидат физико-математических наук, доцент,
доцент кафедры общей физики

Родился в 1947 году в посёлке Есипово Воронежской области РСФСР. В 1972 году окончил Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова по специальности «Физика». В 1976 году приступил к работе в Могилёвском государственном педагогическом институте. В 1976–1984 годах — старший преподаватель кафедры физики, затем кафедры теоретической физики, в 1984–1990 годах — доцент кафедры теоретической физики. С 1990 по 2004 год — заведующий кафедрой теоретической физики. В 2004–2009 годах — профессор кафедры экспериментальной и теоретической физики, в 2009–2012 годах заведовал этой кафедрой. Доцент кафедры экспериментальной и теоретической физики в 2012–2015 годах. С 2015 года по настоящее время — доцент кафедры общей физики.

В 1972 году поступил и в 1975 году окончил аспирантуру на кафедре квантовой теории физического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова по специальности «Теоретическая и математическая физика». В 1976 году защитил кандидатскую диссертацию «Феноменологический анализ сильных взаимодействий Λ-гиперона» (научный руководитель — кандидат физико-математических наук Н. Н. Колесников). Кандидат физико-математических наук (1976), доцент (1981).

Основные преподаваемые дисциплины: «Современные проблемы физики», «Квантовая механика», «Физика атома и атомных явлений», «Физика атомного ядра и элементарных частиц».

Сфера научных интересов: научно-методическое обеспечение преподавания общей и теоретической физики; физика гиперядер; оптические волноводы. Автор более 30 научных и учебно-методических публикаций.

Награждён Почётной грамотой Министерства просвещения БССР (1982), нагрудным значком «Отличник образования Республики Беларусь» (1998), Почётной грамотой Национального собрания Республики Беларусь (2003).

— Станислав Михайлович, расскажите о своём детстве.

— Родом я из Воронежской области. Родился в семье военнослужащего. Отец в своё время окончил пехотное училище, стал кадровым военным. Он участвовал в финской войне, затем в Великой Отечественной войне, а в годы Корейского конфликта был комендантом одной из крепостей в Корее. Мать по специальности была учителем начальных классов. Как это часто бывает в семьях военных, мы переезжали по месту службы отца. Последним таким переводом стал Тамбов, и там я в 1966 году окончил среднюю школу № 29 с серебряной медалью.

— Вы решили не идти по стопам отца и избрали иное жизненное поприще?

— Да, сразу после школы я уехал в Москву и стал студентом физического факультета Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. По правде говоря, сначала я хотел поступать в знаменитый МИФИ — Московский инженерно-физический институт, чтобы заниматься ядерной физикой и ядерными реакторами: меня всегда привлекала эта область физики. В конце концов я окончательно определился с выбором вуза и поступил на физфак МГУ. Мы тогда учились шесть лет, и университет я окончил в 1972 году. В том же году поступил в аспирантуру на кафедре квантовой теории родного физического факультета. И в университете, и в аспирантуре я обучался по специальности «Физика». Окончив аспирантуру в 1975-ом, я практически сразу получил направление на работу в Могилёвский государственный педагогический институт.

— Как Вы отнеслись к перспективе работы в Могилёве?

— Я был вовсе не против жить и работать в Беларуси. Первый раз я здесь побывал ещё в период своего студенчества. В университете была военная кафедра, и как-то раз нас отправили на военные сборы в Гомель. Мне тогда очень понравилась Беларусь — и её природа, и люди. Сразу отметил для себя особенный, добрый национальный характер белорусов — в частности, то, с какой теплотой и душевностью относились к нам, молодёжи в солдатской форме. Вот именно поэтому, когда представилась такая возможность, я с большим удовольствием согласился на переезд в Беларусь. Уже в январе 1976 года был принят на работу в Могилёвский государственный педагогический институт. А в октябре того же года я защитил в МГУ имени М. В. Ломоносова кандидатскую диссертацию и перевёз в Могилёв свою семью.

— Вы — настоящий ветеран нашего университета. А что для Вас лично значит университет?

— Я работаю в университете уже сорок два года. Около двадцати из них являлся заведующим кафедрой — сначала теоретической физики, затем экспериментальной и теоретической физики. Довелось, впрочем, занимать и иные должности, в том числе связанные с общественной работой. Скажем, два года я был секретарём парткома пединститута — предпоследним секретарём, если быть точным. Два раза был ответственным секретарём приёмной комиссии.

А вообще — с университетом меня связывает много личного. Здесь, можно сказать, выросла наша семейная династия, целых три поколения! Моя супруга защитила диссертацию в Москве по специальности «Журналистика», а работала у нас на филологическом факультете. Наша дочь также окончила филфак. И вот теперь на факультете иностранных языков учится моя внучка.

— Работая в педагогическом вузе, Вы, тем не менее, продолжали заниматься фундаментальной наукой?

— Да, научную работу я никогда не прекращал. В своё время у меня было плодотворное сотрудничество с Константином Константиновичем Жиликом. Мы вместе занимались физикой оптических волноводов, иными словами — тем, что сейчас называют оптоволоконными технологиями. С ним же мы выполняли хоздоговор с Институтом физики Академии наук. Как результат — сконструировали одну из первых установок для создания оптоволокна. К сожалению, Константин Константинович рано ушёл из жизни. В дальнейшем я работал над научными проектами вместе с Александрой Владимировной Волосевич. Областью наших исследований стала физика космической плазмы, и работали мы в рамках хоздоговора с Якутским научным центром, а именно — с Институтом космофизических исследований и аэрономии Сибирского отделения Российской академии наук. Сопутствующим научным интересом, как я уже говорил, для меня с давних пор была ядерная физика. Эта проблематика связана с темой моей кандидатской диссертации. В частности, я занимался физикой гиперядер.

— А почему именно физика стала Вашим профессиональным и научным выбором?

— Я с детства обожал и математику, и физику. В Тамбове я учился в специализированной школе с углубленным изучением этих дисциплин. У нас был очень сильный класс, только представьте: из 31 выпускника было 27 медалистов! Очень хорошие были у нас учителя, они привили и постоянно подогревали интерес к предмету, но при этом — что важно — не мешали развиваться самостоятельно. Так что именно со школы у меня появился глубокий интерес к физике. Само собой, я участвовал в олимпиадах по этому предмету, а на каникулах пропадал в областной библиотеке, брал научную литературу и сидел в читальном зале для учёных.

Свою дипломную работу я, студент МГУ, писал в ФИАН — Физическом институте имени П. Н. Лебедева Академии наук СССР. В то время все студенты нашего факультета были обязаны писать дипломные работы в специализированных научных центрах. Так научный интерес приобрёл необходимые свойства — системность и фундаментальность.

— Есть мнение, что педагогика, учительство — это в большей мере женская профессия. А вот физика — это мужское дело?

— Думаю, да. Об этом можно судить, просто посмотрев на кадровый состав физических кафедр и научных институтов. Возможно, дело обстоит так потому, что физика лишена эмоций, она требует сосредоточенности, умения довести начатое до конца. Хотя, конечно, есть и множество примеров женщин, успешно работающих в области физики.

— Кого Вы считаете своими наставниками в науке?

— Это, конечно же, преподаватели кафедры квантовой теории физфака Московского университета Владимир Иванович Григорьев и Николай Николаевич Колесников, а также сотрудник ФИАН Астон Антонович Комар.

— А кто повлиял на Вашу деятельность как преподавателя и учёного здесь, в нашем университете?

— Отвечая на этот вопрос, я вспоминаю множество имён — моих коллег, руководителей, сотрудников. Пожалуй, прежде всего назову тех, кого, к сожалению, уже нет с нами. Это Константин Константинович Жилик, с которым у нас сложились не только партнёрские, по науке, но ещё и дружеские отношения. Это, конечно, наш знаменитый декан Егор Егорович Сенько — очень мудрый и интеллигентный был человек. Он всегда старался помочь, особенно молодым преподавателям. А самое главное — мог решить любой вопрос, если имелась хотя бы минимальная для этого возможность. С благодарностью вспоминаю мудрые советы Евгения Павловича Кудряшова — ректора пединститута, но одновременно предельно скромного, сдержанного и интеллигентного человека.

— Вы прибыли в Могилёвский пединститут из Москвы и, проработав в нашем университете столько лет, имеете возможность сравнить наш вуз с другими и оценить его. Что определяет наше лицо? В чём наши сильные стороны?

— Лицо любого классического университета всегда определяют, по большому счёту, три важнейших факультета — физико-математический, исторический и филологический. Точно так же дело всегда обстояло и у нас. Могу сказать про истфак и физмат, что, когда я начинал здесь работать, в 70-х и затем в 80-х годах, они были не только в хорошем смысле конкурентами друг другу, но и моторами развития и визитными карточками нашего пединститута.

У нашего университета очень достойная база, богатейший, накопленный десятилетиями потенциал. Всем же известно, что Могилёвский пединститут в своё время трижды признавался лучшим среди двухсот педвузов СССР! Наш преподавательский коллектив всегда был очень мощным, потому что комплектовался как собственными талантливыми выпускниками, так и на конкурсной основе, и сюда прибывали специалисты со всех концов БССР и СССР.

Знаете, я с радостью вспоминаю те годы. Счастливым, хотя и непростым, временем были и 90-е годы, я тогда заведовал кафедрой теоретической физики. Какой дружный был у нас коллектив! Мы вместе отмечали все праздники, имели прекрасные взаимоотношения друг с другом. Студенческая жизнь тоже кипела, и в этом заслуга нашего многолетнего заместителя декана по воспитательной работе, Людмилы Викторовны Жариной.

Теперь важно не растерять эту базу, этот потенциал. Поколение мощных кадров, которые создали репутацию нашему университету, находится уже в весьма солидном возрасте. Тревожит, что маловато тех, кто готов прийти им на смену. Кроме того, раньше было больше доверия его величеству доценту. Было больше свободы в вопросах организации занятий, и, как это ни странно, раньше наша работа не была так зарегламентирована. Сейчас формализма в учебном процессе стало куда больше прежнего, а материальных стимулов не так уж много.

— Какие яркие события из своей многолетней работы в университете Вы можете вспомнить?

— Такими яркими событиями для меня всегда были достижения, связанные с научной работой, — когда сдавал выполненную научную тему, когда выходила статья в крупном солидном журнале, когда добивались успехов мои ученики. Эти события приносили огромное удовлетворение от проделанной работы и создавали стимулы трудиться дальше. Вот, например, после стольких лет (дело было ещё в советское время) с удовольствием и радостью вспоминаю, как мой студент Лёша Романенко поехал поступать в аспирантуру БГУ и ему единственному из тех, кто сдавал экзамен по специальности, поставили отличную отметку. Или вот другой факт из прошлого: наш студент по окончании физмата работал в одной из могилёвских школ и три года выписывал на школу, к всеобщему изумлению, серьёзнейший академический журнал «Ядерная физика». А потом он без всяких магистратур и дополнительных подготовок поступил в аспирантуру московского физтеха — просто потому, что был влюблён в физику и отлично её знал. Есть ли для учителя что-то более радостное, чем победы его учеников?

— Вы очень тепло вспоминаете выпускников прежних лет. А как насчёт нынешних студентов?

— Молодёжь есть молодёжь. Я не сужу её строго: у них тоже идёт преодоление жизненных трудностей, борьба за своё место под солнцем. Учится современный студент, в общем, как и раньше. Частота появления талантливых, по-настоящему влюблённых в физику людей осталась прежней: они к нам приходят примерно раз в пять лет. Но так было и в семидесятых годах, и в восьмидесятых, и далее. У нас сейчас тоже есть «звёзды», и мы ими гордимся. Но таких студентов всегда очень немного — что тогда, что теперь.

— Есть ли у Вас личный педагогический секрет?

— Это очень простое правило: относись поласковее к студенту, не грози ему. Человечное отношение потом сторицей окупится, что так важно для учебного процесса. Стараюсь всегда придерживаться этого принципа. А знаете, что ещё считаю нужным сказать в этой связи? У нас когда-то шикарным временем был пресловутый «колхоз» — сельхозработы, на которые студенты выезжали вместе с преподавателями. У этого месяца «в поле» имелся и важный педагогический эффект: достигалось некое единение преподавателей и студентов, они лучше узнавали друг друга. Могу сказать про себя, что после этого совсем другая атмосфера царила на занятиях.

— С какими увлечениями физика делит место в Вашем сердце?

— Это прежде всего дача и все дачные занятия. Очень люблю рыбалку, благо рядом течёт Друть. В былые годы хаживал по грибы. Когда есть время, занимаюсь чтением. Предпочитаю русскую классику. В особенности нравится проза Михаила Булгакова, Алексея Толстого, а из зарубежных авторов — Эрнеста Хемингуэя.

— Какие места Вас всегда тянет посетить?

— С удовольствием приезжаю на дачу. Раньше находил возможность посещать Тамбов, места моего детства, но сейчас это очень дорого. К слову, за рубежом я был единственный раз и то не так уж далеко — в Болгарии. Знаете, я не люблю ни сильный холод, ни палящую жару, вот почему не смог бы жить где-нибудь, скажем, в степных районах или в местах с суровой зимой. Мне нужно, чтобы вокруг был лес, река, свежий воздух. Предпочитаю умеренную климатическую зону средней полосы: в детстве это был Тамбов, и вот уже много лет — Могилёв. Климат и там, и тут практически одинаковый и очень комфортный для меня.

— Каков Ваш личный девиз?

— Если кратко — живи честно, работай профессионально.

— Что пожелаете родному университету?

— Конечно, хотелось бы, чтобы у нас были большие наборы студентов, чтобы к нам приходили учиться увлечённые и мотивированные люди. А работать с ними есть кому, и мы сможем их заинтересовать и научить.

Беседовал А. В. Бирюков

pres mo pravo n bib abit usl bel