Обладатели нагрудного знака университета

Николай Егорович Лихачёв

Доктор социологических наук, доцент,
профессор кафедры политологии и социологии

Родился в 1941 году в селе Новонежино Шкотовского района Приморского края РСФСР. В 1968 году окончил исторический факультет Могилёвского государственного педагогического института по специальности «История и обществоведение». С 1975 по 1980 год работал старшим преподавателем, затем доцентом кафедры истории КПСС и научного коммунизма (впоследствии — кафедры политической истории и теории социализма) Могилёвского технологического института. С 1980 по 1990 год возглавлял эту кафедру. С 1990 года — на работе в Могилёвском государственном педагогическом институте имени А. А. Кулешова. Доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин (с 1991 года — кафедры политологии) в 1990–1999 годах. В 1999–2007 годах — заведующий кафедрой политологии и социологии. В настоящее время — профессор кафедры политологии и социологии МГУ имени А. А. Кулешова.

В 1975 году окончил аспирантуру Белорусского политехнического института (г. Минск). Кандидат философских наук (1978), доцент (1981). В 2008 году защитил докторскую диссертацию на тему «Динамика социально-экономических преобразований в аграрной сфере Республики Беларусь (социологический анализ)» (научный консультант — доктор социологических наук профессор Г. Н. Соколова). Диссертация признана ВАК лучшей среди докторских диссертаций по гуманитарным наукам по итогам года. Доктор социологических наук (2008).

Сфера научных интересов: проблемы села и процессы социально-экономической трансформации; региональная социальная политика, социальная идентичность, демографическая ситуация в Республике Беларусь. Основные преподаваемые дисциплины: «Муниципальная и поселенческая социология», «Социология права», «Соционика», «Социология». Ведущий в Республике Беларусь специалист в области социологии села, автор более 100 научных публикаций, в том числе монографий «Белорусское село в социальном измерении» (2007) и «Социология белорусского села» (2014). Член редакционной коллегии журналов «Социология» и «Веснiк МДУ iмя А. А. Куляшова».

В 1989–2012 годах возглавлял Могилёвский институт региональных социально-политических исследований. Руководил рядом научно-исследовательских проектов: «Исследование состояния семейно-брачных отношений и демографических процессов в сельской местности Могилёвщины»; «Состояние языковой культуры и пути повышения социальной значимости белорусского языка», «Белорусская идентичность в представлении населения Могилёвщины: политика, экономика, духовность» и др.

Лауреат специальной премии Могилёвского областного исполнительного комитета «Человек года – 2000». Награждён нагрудным знаком «Выдатнiк адукацыi Рэспублiкi Беларусь» (2003).

— Николай Егорович, расскажите про Ваши детские годы.

— Я родился в самом начале Великой Отечественной войны, в декабре 1941 года, в Приморском крае, недалеко от Владивостока. Моя мать была коренной могилевчанкой, а в тех краях она оказалась, когда авиаэскадрилью, в которой она работала, незадолго до войны из Могилёва передислоцировали на аэродром в моём родном селе Новонежино. Отец был родом из Курска. Они познакомились с матерью уже в Приморье. Отец ушёл на фронт в сорок первом, прошёл всю войну, а вернулся домой уже инвалидом. После смерти отца в 1950 году мама решила забрать нас, детей, и возвратиться в Могилёв, так что мои школьные годы прошли в нашем городе. Очень тяжёлое это было время. Повсюду разруха, бедность, нехватка самого необходимого. Сначала у мамы не было даже собственного жилья, и нас приютили родственники. Я окончил восемь классов средней школы № 16 и оказался перед необходимостью рано уходить в самостоятельную жизнь и самому зарабатывать на хлеб. По комсомольской путёвке я отправился на целину, в город Гурьев, ныне это Атырау, что в Западном Казахстане, на Каспийском побережье. Работал на стройке, там же окончил строительное училище.

— После этого жизненный путь снова привёл Вас в Могилёв?

— Работая в Казахстане, я планировал вернуться в Могилёв. С юных лет, как видите, я привык к тяжёлому физическому труду, однако меня всегда тянуло к гуманитарным наукам. Я приехал в Беларусь, где меня призвали в армию. После демобилизации я вернулся в Могилёв и стал работать токарем на заводе «Электродвигатель». И всё же желание учиться меня не отпускало, поэтому я решил поступать в Могилёвский педагогический институт и во что бы то ни стало получить высшее образование. Тогда, в 1963 году, как раз был первый набор на «чистый», без дополнительных специальностей, исторический факультет, студентом которого мне посчастливилось стать.

— Поступив на истфак Могилёвского пединститута, Вы реализовали свою мечту о получении гуманитарного образования?

— Конечно. Однако учёбу пришлось прерывать из-за сложных жизненных обстоятельств. Учиться мне было легко, я получал повышенную стипендию, но в конце концов был вынужден взять академический отпуск: болела мама, мне нужно было помогать семье, поддерживать младшего брата. Как я уже говорил, у меня была строительная профессия — каменщика и бетонщика. Вот и отправился я на работу в Заполярье, в далёкую и суровую Воркуту на шахту № 18 треста «Воркутауголь». Там я получил самую опасную работу — проходчика подземных выработок. Моей задачей была прокладка подземных путей и обустройство рудников, в которых потом шахтёры добывали уголь. Условия работы проходчика — одни из самых тяжёлых и опасных. Мы работали на глубине одного километра под землёй, в замкнутом пространстве, при искусственном освещении. Это зона постоянного повышенного риска: могут прорваться грунтовые воды, обрушиться слой горной породы. Тем не менее, мне здорово помогал строительный опыт и организаторские способности. Работал я ударно, и это заметило руководство. Мне хотели даже дать рекомендацию к поступлению в Ленинградский горный институт, но я отказался. Отработав год, я решил вернуться домой и закончить образование. Правда, сделать это было не так уж просто: в это трудно поверить, но Север… затягивает! Он суровый, страшный, безжалостный — но невероятно красивый. Он в конце концов западает в душу так, что с ним бывает трудно расстаться.

— Но Вы всё же расстались и вернулись к учёбе на историческом факультете?

— Да. Тяга к наукам оказалась сильнее. Восстановился в пединституте, окончил истфак с красным дипломом. Кстати, куратором группы, в которой я учился, был Пётр Фролович Дмитрачков, впоследствии декан исторического факультета. Благодаря отличной учёбе я был замечен администрацией. Тут сказывался мой рабочий и житейский опыт: я уже имел за плечами и армию, и немалый трудовой стаж. Ещё перед окончанием института я получил предложение обкома комсомола занять должность первого секретаря Кричевского райкома комсомола — и согласился.

— Выходец «из народа», армеец, ударник горного труда, наконец — комсомольский лидер… Вы ведь могли в то время сделать блестящую карьеру по комсомольской и партийной линии!

— Конечно! И такую карьеру мне обещали, но она никогда меня не привлекала. В Кричевском райкоме мне очень понравилось работать с молодёжью, но всё же я понимал, что комсомольская и тем более партийная работа при всех её плюсах — это не моё. Мне хотелось заниматься настоящей наукой. Меня заинтересовала социология. Тогда в СССР она только начала возрождаться, её ещё даже нигде не преподавали. В итоге я в 1972 году сумел добиться у своего руководства разрешения поступать в аспирантуру.

— Кто же Вас надоумил идти в социологию, которую в СССР не очень жаловали?

— Всё сложилось очень удачно, жизненные обстоятельства, наконец, совпали с моими профессиональными интересами. Из Кричевского райкома комсомола меня как-то направили на курсы в Высшую комсомольскую школу в Москве. Там выступали лекторы-социологи — Жан Терентьевич Тощенко, Игорь Семёнович Кон. Именно после этих курсов я твёрдо определился, что буду заниматься социологией. И знаете — я ведь ни разу не пожалел о своём выборе. Я поступил в аспирантуру на кафедру гуманитарных дисциплин Белорусского политехнического института. Свою кандидатскую диссертацию посвятил трудовой активности молодёжи — то есть тематика была как раз социологической. При подготовке диссертации проводил социологические исследования, некоторые из них — даже по заказу ЦК КПБ. Интересно, что в БССР даже в советское время не было гонений на социологию. Моя диссертация была одной из первых в Беларуси написана на основе прикладных социологических исследований. Диссертацию высоко оценили в БГУ. Правда, после успешной защиты мне присвоили учёную степень кандидата философских наук, потому что социология в то время, как я упоминал, у нас ещё только формировалась как научная дисциплина.

— И затем Вы вернулись в свою альма-матер уже в качестве преподавателя и учёного?

— В наш университет я пришёл работать не сразу. К моменту окончания аспирантуры я был уже семейным человеком, поэтому мы с супругой решили вернуться в родной Могилёв. Мне предложили работу в только что открытом Могилёвском технологическом институте. Он тогда как раз комплектовался, катастрофически не хватало кадров, приезжали специалисты со всего СССР. Я стал работать на кафедре политической истории и теории социализма, через некоторое время возглавил эту кафедру. Она потом сменила название и стала называться кафедрой гуманитарных дисциплин. Ну, а в 1990-м году по приглашению ректора Евгения Павловича Кудряшова я пришёл работать на кафедру социально-гуманитарных дисциплин — ныне это кафедра политологии и социологии нашего университета.

— Как Вы внедряли в жизнь социологическую науку?

— Мне удалось открыть лабораторию социологии и психологии на нашем промышленном гиганте «Химволокно», а на заводах «Строммашина» и «Электродвигатель» появились отдельные специалисты, которые занимались изучением морально-психологического климата в коллективе. Но самое главное достижение, я считаю, произошло в 1989 году, когда при Могилёвском областном исполнительном комитете я создал социологическую лабораторию, которая затем превратилась в Могилёвский институт региональных социально-политических исследований — МИРСПИ. Во главе этой структуры я стоял два десятилетия, за это время там сложился крепкий и профессиональный коллектив. Теперь продолжаю там работу по совместительству в должности ведущего научного сотрудника. Мы проводили социологические исследования, связанные с актуальными проблемами регионального развития, проводили мониторинг общественно-политической ситуации, изучали вопросы социальной политики, социально-экономического развития, демографической ситуации в регионе. На базе наших социологических исследований готовились материалы для руководства области и республики. Известный учёный, доктор социологических наук Юрий Михайлович Бубнов использовал наши материалы для подготовки своей докторской диссертации. Институт социально-политических исследований при Администрации Президента также учитывал опыт деятельности нашего МИРСПИ.

В 2008 году я защитил докторскую диссертацию по социологии сельского хозяйства, имею много публикаций по этой тематике и в настоящее время продолжаю по ней работать. Имею звание «Заслуженный лектор БССР». В своё время я был внештатным руководителем лекторской группы при обкоме КПБ, читал лекции по международным вопросам. Очень активно сотрудничал с нашим обществом «Знание», особенно с его Шкловским районным отделом, который возглавлял наш выпускник Александр Григорьевич Лукашенко, уже тогда проявивший себя как талантливый оратор и полемист.

— Вы стали инициатором открытия у нас в университете новой специальности — «Социология».

— Да, в своё время я пришёл к выводу, что в университете нужно обязательно постараться открыть такую специальность. Взял инициативу в свои руки, добился согласования в Министерстве образования. А ведь тогда социологов готовили только в БГУ. Мою инициативу поддержали и в Минске — академик Евгений Михайлович Бабосов, член-корреспондент Национальной академии наук Александр Николаевич Данилов. В нашу пользу говорило то, что имелась готовая база практики студентов — МИРСПИ. В итоге в 1999 году на базе кафедры политологии и социологии на факультете экономики и права была открыта специальность «Социология», которая готовит специалистов в области социологии управления.

Жизнь доказала правоту такого решения. Наших выпускников-социологов, например, приглашают на работу в Институт социологии Национальной академии наук Беларуси — хотя, казалось бы, есть выпускники БГУ. Всё дело в том, что в нашем университете сохраняются традиции тщательной подготовки студентов. Мы приучаем их к самостоятельной и творческой работе. Скажем, я требую, чтобы рефераты и курсовые работы мне сдавали в рукописном виде — ведь так активируются сразу три вида памяти. В итоге я без преувеличения скажу, что наши выпускники-социологи запросто смогут дать фору даже выпускникам БГУ.

— Многие на обывательском уровне воспринимают социологию как своего рода служебную дисциплину, а при слове «социолог» представляют себе суетливых людей с анкетами в руках, пристающих с просьбой принять участие в каком-то непонятном опросе.

— Есть такое явление! Однако оно ведь не отменяет тот факт, что это наука сложная, серьёзная. Люди, бегающие с анкетой, — это всего лишь видимая большинству верхушка социологического айсберга. Чтобы профессионально заниматься социологией, необходимо тщательно изучить её базовые принципы и овладеть социологическим инструментарием. Социология — наука требовательная. Да, это прикладная наука. Однако многие гуманитарные дисциплины берут на вооружение не только её материалы, но и социологические методы. Я считаю, что социология — это одна из самых прогрессивных дисциплин.

Социология многое позволяет понять в поведении как отдельного человека, так и всего общества, что не всегда доступно простому обывателю. Мы, социологи, видим мир и взаимоотношения людей иначе, чем обыватели. В западных странах, как известно, социологи очень востребованы, причём они приносят ощутимый экономический эффект. Социология, например, может подсказать, как реализовать продукт, как организовать эффективную работу коллектива фирмы.

Однако социология, как и любая другая дисциплина, имеющая общественно-политическое измерение, должна подчиняться жёстким правилам: она не может быть ни партийной, ни идеологической, не может обслуживать чьи-либо интересы — она должна быть наукой объективной и беспристрастной. Социолог — это особенный социальный доктор: он ставит диагноз, но вылечить общественные болезни он не может. Социологический анализ напоминает фотографию реальной жизни. Мы лишь даём информацию, но не формулируем конъюнктурные политические решения и выводы.

— Вам удалось подготовить плеяду талантливых выпускников, работающих на ниве социологии. А удалось ли основать, так сказать, собственную социологическую династию?

— Думаю, да. Две мои дочери — Светлана и Ольга — решили пойти по моим стопам, успешно защитили кандидатские диссертации и работают сейчас в сфере социологии. Светлана Николаевна ныне возглавляет кафедру политологии и социологии нашего университета.

— Кого бы Вы назвали в качестве своих наставников?

— Поскольку в студенческие годы социология не изучалась, моими наставниками стали люди, которые заложили в меня базовые основы научной деятельности и привили желание заниматься наукой. Конечно же, это мои институтские преподаватели. Знаете, я очень рад, что окончил именно наш вуз. В годы студенчества мне здесь встретилось много широко эрудированных преподавателей, настоящих профессионалов своего дела. Вот, например, Владимир Александрович Мацкевич. Он знал итальянский, французский, испанский языки, был специалистом по истории Средних веков, имел широчайшую эрудицию. Именно он разглядел во мне какой-то потенциал и посоветовал задуматься об аспирантуре. Или Ирина Ивановна Серова — один из первых докторов по гуманитарным наукам у нас в университете и вообще в республике. Для меня она была примером необычайного трудолюбия. Она всегда тщательно готовилась к лекциям, будучи уже доктором наук. Дмитрий Никифорович Хонькин, Владимир Сергеевич Лукошко, Григорий Яковлевич Риер, Евгений Павлович Кудряшов и многие другие — это были настоящие эрудиты и профессионалы, очень квалифицированные преподаватели ещё «старой закваски», и я многому от них научился. Отрадно, что традиции высокоинтеллектуального образования в университете всё ещё сохраняются и методика подготовки у нас находится на высоком уровне.

— Расскажите о своём хобби.

— Моё главное ненаучное увлечение — это пчеловодство. Ещё ребёнком на Дальнем Востоке я посещал пасеку в тайге, где работал родственник отца. Пчёлы меня не трогали, я помогал пасечнику в меру сил, за что меня угощали мёдом. Именно тогда я детально узнал эту непростую и интересную работу. Невероятное удовольствие — наблюдать за жизнью пчёл. Занимаюсь пчеловодством уже несколько десятилетий, держу ульи на даче. Вот, я сказал — ненаучное увлечение. Если разобраться, то как раз наоборот — именно научное! Улей — это ведь тоже уникальное сообщество, причём очень высокоорганизованное и с чётким распределением обязанностей. Поэтому мне как социологу пчеловодство интересно и с социологической точки зрения!

— Каково Ваше персональное кредо?

— Быть честным перед самим собой и людьми. Я никогда не искажал результаты своих исследований. Верю, что хитрости и ложь впоследствии оборачиваются против того, кто слукавил. Убеждён, что нужно относиться с порядочностью и добротой к людям, и сам стараюсь следовать этим правилам. Представляете, мне ведь и прозвище дали — «Дедушка Тереза»! За то, что жалею людей и стараюсь им помочь. Никогда не обманываю людей — это знали во всех организациях, где я работал. Считаю, что прожил достойную и порядочную жизнь.

— Что пожелаете родному университету?

— Хотелось бы, чтобы было больше защит кандидатских и докторских диссертаций, особенно в области экономики и права. Необходимо создавать максимально комфортные условия для сотрудников, чтобы они могли заниматься научным творчеством. Но главное — скажу как социолог — это формирование благоприятного и позитивного морально-психологического климата в коллективе. А это возможно только при поддержании высокой нравственной культуры во взаимоотношениях между сотрудниками и со студентами: мы поступаем правильно, когда уважаем людей, не загоняя их в жёсткие рамки формализма. Тогда сформируется хорошая творческая атмосфера, необходимая для развития и процветания университета.

Беседовал А. В. Бирюков

Image
Министерство образования Республики Беларусь
Image
Национальная библиотека Беларуси
Image